Суд по делу Ахтема Чийгоза | 87-й судебный день

Адвокат Николай Полозов о судебном процессе по «делу 26 февраля» в отношении заместителя Председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза.

 

Сегодня в суде допрашивали двух обвиняемых по делу "26 февраля" Мустафу Дегерменджи и Али Асанова.
Учитывая опыт предыдущего заседания, судьи обозначили их статус как "подсудимые в другом уголовном деле". Вместе с тем, в деле Ахтема Чийгоза имеется только один подсудимый - он сам, поэтому защите еще раз пришлось уточнять статус приглашенных лиц. В итоге суд вернулся к прежней формуле "иные лица", после чего защита была вынуждена заявить возражения на действия председательствующего поскольку УПК РФ не содержит такой нормы, а постановление Конституционного Суда РФ допускает подобный допрос только при наличии заключенного досудебного соглашения о сотрудничестве у допрашиваемого лица.

Первым был допрошен Мустафа Дегерменджи. Он показал, что о митинге узнал накануне, благодаря публикациям в интернете. Прибыл на митинг вместе с отцом и Эскендером Эмирвалиевым для того, чтобы выразить свою гражданскую позицию, около 11 часов. В это время во внутреннем дворе Верховного Совета АРК уже находились "ополченцы" и сторонники партии "Русское единство". Проукраинские митингующие находились с наружней стороны. Когда перед проукраинскими митингующими выступал Рефат Чубаров, "ополченцы" и пророссийские митингующие начинали провоцировать оппонентов, громко кричать, свистеть. Помимо этого они осуществляли провокации в виде непристойных жестов и оскорблений, на которые некоторые из участников проукраинского митинга отвечали. В середине дня образовалась давка, уровень агрессии возрастал. Вместе с тем, Мустафа не видел никаких людей, которые управляли бы действиями митингующих. Находясь в толпе, он мог видеть только рядом стоящих людей, слышимость тоже была плохая из-за постоянного гула, свиста и скандирования. Ахтема Чийгоза Мустафа не видел, никаких от него команд и приказов не получал. Ничего о его действиях сообщить не смог. Видел только Рефата Чубарова и Сергея Аксенова.

В какой-то момент отцу Мустафы Дегерменджи стало плохо, Мустафа вывел его по коридору, который организовали участники проукраинского митинга, к машинам скорой помощи. Там же находился еще один пожилой крымский татарин. Однако среди потерпевших в уголовном деле он не числится.

Отвечая на вопросы относительно обстоятельств предварительного расследования, Мустафа Дегерменджи пояснил, что следователь предлагал ему сделку: признать свою вину и оговорить Ахтема Чийгоза, а взамен получить изменение меры пресечения и освобождение из следственного изолятора. В один из дней Мустафу Дегерменджи и Али Асанова привезли в Следственный комитет, где уже находился муфтий Эмирали Аблаев, который предложил свое поручительство для освобождения Мустафы из СИЗО, если тот согласится на условия следователя. Однако Мустафа отказался поступить против совести. 

Скоро будет уже два года, как он удерживается в СИЗО.

После обеда был допрошен Али Асанов. По его словам, он узнал о митинге из сообщений СМИ, а также видел объявление на улице. Прибыл к зданию Верховного Совета АРК к 13:00. Там уже находилось значительное количество людей. Сначала он находился за пределами внутреннего двора, затем постепенно перешел во внутрь. Митингующие стояли плотно, уже образовалась давка, однако проукраинские митингующие пытались создавать коридоры среди своих участников, пророссийские митингующие таких коридоров не создавали. Люди в тот момент вели себя достаточно агрессивно. Один из пророссийских митингующих кинул пластиковую бутылку с водой и попал Али в голову. Вместе с тем, Али не слышал каких-либо призывов к применению насилия со стороны проукраинских митингующих. Ахтема Чийгоза он не видел, ничего о его действиях пояснить не смог. Как о пояснил, познакомились они существенно позже, в СИЗО. 26 февраля к Али Асанову Ахтем Чийгоз ни с какими приказами, командами или призывами не обращался. Также к нему не обращались никакие другие люди от имени Ахтема Чийгоза. Призывов "бей" или "дави" на русском и крымскотатарском языках он тоже не слышал. В какой-то момент давки один из участников пророссийского митинга распылил слезоточивый газ из баллончика прямо в лицо Али, он упал и его вытащили на крыльцо. Позднее он видел, что боковая дверь в здание Верховного Совета АРК была открыта, и любой желающий мог туда зайти. Дверь не была поломана, просто аккуратно открыта. Внутрь заходили журналисты. Когда Али заглянул в открытый проем, он увидел, что помещение за дверью использовалось как склад старой поломанной мебели. Внутрь Али решил не заходить.

Рассказывая об обстоятельствах предварительного расследования Али Асанов пояснил, что следователь требовал от него признать вину и дать показания против Ахтема Чийгоза. После очередного продления меры пресечения в виде стражи, следователь предлагал вернуться домой к малолетним детям. Когда Али сказал, что суд продлил срок стражи еще на два месяца, следователь ответил: "Суд здесь не решает - решаю я". Также, в один из дней, его вместе с Мустафой Дегерменджи доставили из СИЗО в Следственный комитет, где уже находился муфтий Эмирали Аблаев, который предложил дать поручительство и освобождение из СИЗО в замен на признание вины и показания против Ахтема Чийгоза. Али Асанов отказался, потому что правда и честность для него превыше сиюминутной выгоды. "Если бы на месте Ахтема Чийгоза был бы какой-нибудь другой человек, я бы так же не стал про него говорить неправду", - заявил Али Асанов.

В конце допросов Мустафы Дегерменджи и Али Асанова Ахтем Чийгоз поблагодарил их за мужество и честность.

 

06.03.2017

Адвокат Николай Полозов

Сайт создан при поддержке: МРИ www.iri.org  и БО "Фонд розвитку Криму" www.cdf.org.ua  Адрес: АР Крым, г.Симферополь, ул.Шмидта, 2; Тел.:27-35-26; © 2011-2014 QTMM.ORG All rights reserved.