Суд по делу Ахтема Чийгоза | 143-й судебный день

Адвокат Николай Полозов о судебном процессе по «делу 26 февраля» в отношении заместителя Председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза.

В ходе сегодняшнего судебного заседания защита продолжила исследование письменных документов из материалов дела.
Были исследованы материалы из томов дела 4, 5, 23, 24. В исследовании материалов из томов дела 7, 8, 9 было судом отказано.

В частности, были исследованы справки ЦПЭ МВД по РК и УЗКСБТ ФСБ РФ. Эти документы датированы 27-28 января 2015 года, т.е. за день до ареста Ахтема Чийгоза и непосредственно в день ареста. В них оперативники указанных служб безосновательно указывают, что Ахаем Чийгоз может скрыться от следствия, часто выезжает за пределы Крыма, а также может оказать давление на свидетелей. Помимо этого они указывают какие-то гаражные кооперативы, рестораны и неназванные частные предприятия с деятельности которых, якобы, Ахтем Чийгоз имеет нелегальный доход. О качестве предоставленной следствию информацией данными службами красноречиво свидетельствует тот факт, что в документах Ахтему Чийгозу приписывают занятие должности замглавы госадминистрации Бахчисарайского района, которую он никогда не занимал. В этой должности работал его покойный брат. Но для фальсификации уголовного дела, видимо, годны любые сведения.

Огромный массив информации - заявления потерпевших следователю, суд отказался исследовать, мотивировав тем, что это не имеет отношения к предъявленному обвинению. Вместе с тем, внимание защиты было обращено на эти документы, расположенные в нескольких томах, не случайно.

Все заявления имеют один и тот же текст "под копирку", на многих из них отсутствует дата проведения процессуального действия. А на тех, где стоит дата и время указано 6 утра 26 апреля 2015 года - суббота. В совокупности с показаниями ряда потерпевших, указывавших, что они и не собирались никуда обращаться с заявлениями, что им не было причинено никем 26 февраля никакого вреда, они сообщали в ходе допроса, что следователь их всех собирал в Доме Профсоюзов, что они организованно (по линии "народного ополчения") давали свои показания и так же организованно отказывались знакомиться с материалами дела, делать заявления и подавать ходатайства следователю. Большой массив однородных заявлений, оформленных с нарушением требований законодательства указывает не только на небрежность следователей при составлении материалов уголовного дела, но и на явные признаки фабрикации материалов уголовного дела, где следователь сознательно отбирал лиц, которых впоследствии своими постановлениями признавал потерпевшими, в том числе по национальному признаку - в деле нет ни одного потерпевшего в давке крымского татарина. Именно поэтому сегодня в суде защита вновь озвучила факты нарушения Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Именно нарушения положений этого международного договора стали предметом разбирательства в Международном Суде ООН.

Главными документами, исследованными сегодня в ходе судебного заседания стали лист дела 87 из тома 5 и лист дела 117 из тома 4.

В первом документе начальник севастопольского ЦПЭ сообщает, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление лиц, зафиксированных на фото и видео, установлены сотрудники двух организаций из Севастополя: ЧВК "Черное море" и "Терское казачество". Приводится даже имена руководителей этих организаций. То есть, следователь еще в марте 2015 года знал, что на мирный митинг явились сотрудники частной военной компании и сотрудники военизированной организации "Терское казачество". Однако, в деле отсутствуют какие-либо сведения, указывающие на попытки следствия проводить расследование в этом направлении. В ходе судебного следствия многие свидетели указывали на то, что в середине дня на автобусах приехала большая группа людей из Севастополя, которая присоединилась к "пророссийским" митингующим. После этого "пророссийские" митингующие начали вести себя более агрессивно. Именно после приезда "севастопольцев" началась давка, которую они спровоцировали. Многие свидетели отмечали военную выправку и определенные тактические навыки у приехавших из Севастополя мужчин. И вот выясняется, что там действительно были военные из частной компании. Однако следователя эти обстоятельства не заинтересовали, ведь заказ был на посадку Ахтема Чийгоза и других крымских татар. Очевидно, что из материалов дела "вычищались" все "неудобные" документы. Но, как я писал ранее, дело фабриковалось небрежно, в надежде, что никто не будет в нем серьезно разбираться. Расчет не оправдался, и вот мы видим подтверждение участия в событиях 26 февраля профессиональных военных со стороны "пророссийских" митингующих.

Второй документ не менее интересный. По версии обвинения, митинг партии "Русское Единство" был организован в соответствии с законом, а вот митинг Меджлиса был "несанкционированный". При этом следователь ссылается на рекомендации Венецианской комиссии и ОБСЕ/БДИПЧ, согласно которым установлен, как наиболее приемлемый, четырехдневный срок уведомления организаторами массового мероприятия компетентного органа в письменной форме о собрании.

При этом, следователя и прокурора не смущает тот факт, что на бланке заявки партии "Русское единство" дата указана 25 февраля, а на бланке Меджлиса - 26 февраля. Т.е. рекомендации Венецианской комиссии не выполняются в обоих случаях. Здесь важно отметить, что на тот момент в Украине отсутствовало какое-либо регулирование организации массовых мероприятий кроме нормы прямого действия - 39-й статьи Конституции Украины, которая устанавливала лишь один критерий организаторам массовых мероприятий - заблаговременное уведомление органов местного самоуправления. При это критерий "заблаговременно" никак не раскрывался. За месяц, день, час или минуту до начала мероприятия. Важно лишь одно - не позже начала.

И тут обвинение начинает радостно собирать бумаги, мол Меджлис подал уведомление за 45 минут до начала мероприятия - в 9:15 26.02.2014г., а заявка партии "Русское единство" датирована 25.02.2014. По логике обвинения, заявка партии более заблаговременная, чем заявка Меджлиса, а значит митинг Меджлиса несакнционированный. Бинго!
Все так, да не так. При внимательном изучении листа дела 117 в томе 4, который ранее уже был частично исследован - оглашался прокурором, мало кто обратил внимание на маленький штамп внизу документа.

Вся входящая документация в государственных органах Украины обязательно фиксировалась, каждому документу присваивался входящий номер и проставлялась дата поступления документа. Эти сведения вносились в специальный журнал, который заполнялся последовательно. Это исключало возможность регистрации входящих документов "задним числом". Так вот заявка партии "Русское единство", согласно штампа Симферопольского горсовета, была зарегистрирована 28 февраля 2014 года! То есть спустя два дня после событий. Это полностью разрушает позицию обвинения в части проведения Меджлисом "несанкционированного" митинга. По всей видимости, 27 февраля, когда госорганы были захвачены "зелеными человечками" Аксенову было явно не до бумажек, а затем, когда стали "подчищать хвосты", обнаружили, что заявки партии "Русское единство" на митинг нет. Тогда ее изготовили "задним числом", а вот зарегистрировать подобным образом не удалось, что и всплыло на нашем процессе.

Следующее судебное заседание состоится завтра, 18.07., начало в 9:30.

 

 

 

17.07.2017

Адвокат Николай Полозов

Сайт создан при поддержке: МРИ www.iri.org  и БО "Фонд розвитку Криму" www.cdf.org.ua  Адрес: АР Крым, г.Симферополь, ул.Шмидта, 2; Тел.:27-35-26; © 2011-2014 QTMM.ORG All rights reserved.